Информация или эмоции

Курс по истории создания бирж - от истоков создания до современных бирж.

История бирж

Вводный курс по истории создания бирж: от фондовых до товарно-сырьевых. Узнайте ключевое отлучение межды разными биржами и ОТС операциями.

Информация или эмоции: как объяснить происходящее на рынке

Дискуссии о том, что привело к поразительному росту акций Интернет-компаний, составившему 1000% за период с января 1996 года по февраль 2000, и что стало причиной их резкого падения, вероятно, никогда не прекратятся. Имеет ли Интернет-бум рациональное объяснение или он был обусловлен чрезмерным оптимизмом инвесторов? Какую роль сыграли СМИ в создании ажиотажа вокруг Интернет-сектора? Какая информация распространялась ими, и была ли она значимой для инвесторов? В этой связи возникает вопрос: какое воздействие информация оказывает на финансовые рынки. Ее воздействие нельзя назвать очевидным, а также необходимо отметить, что с течением времени механизм влияния меняется. Это особенно заметно, если сравнивать настоящее время и XIX век.

На Лондонской бирже Натан Ротшильд был известен как человек, имеющий доступ к самой оперативной информации. Вследствие этого его действия нередко оказывали влияние на поведение других биржевых игроков. Благодаря хорошо организованной системе получения информации 20 июня 1815 года Ротшильд узнал о победе над Наполеоном в битве при Ватерлоо задолго до прибытия официального курьера от герцога Веллингтона. Он отправился на Лондонскую биржу и начал сбывать ценные бумаги, что породило слухи о проигрыше англичан и вызвало панику. Курс ценных бумаг упал до рекордно низкого уровня, после чего Ротшильд скупил их, заработав на этом значительное состояние. В результате битва при Ватерлоо вошла не только в учебники по военному искусству, но и в историю крупнейших финансовых операций.

До сих пор точно не известно, каким образом Ротшильд получил информацию о результатах сражения столь быстро. В соответствии с одним предположением он использовал собственную курьерскую службу, на развитие которой потратил несколько лет. Второе предположение говорит о том, что Ротшильд узнал о поражении французов с помощью голубиной почты. Современники Ротшильда считали, что его основными курьерами были голуби, которые, вероятно, жили на ферме Ротшильда в Кенте. Со временем успехи талантливого инвестора стали раздражать других биржевых игроков настолько, что если верить газетам того времени, к 1836 году они развели ястребов и орлов на побережье Кента, которые должны были уничтожать голубей-почтальонов.

Таким образом, основным фактором везения Ротшильда являлась возможность оперативного получения информации. На тот момент она была крайне ценным ресурсом. В настоящее время информация по-прежнему остается фактором, заметно влияющим на рынки, однако внешняя среда претерпела значительные изменения. Благодаря развитию коммуникационных систем трейдеры по всему миру узнают важнейшие новости в одно время. В такой ситуации главным становится не момент получения информации, а то как она будет истолкована инвесторами.

Это значительно затрудняет прогнозирование реакции рынка на конкретную новость. Если судить по обзорам рынка, существует негласное правило, что новости, опубликованные в период колебаний, и считаются их причиной. Однако не во всех случаях важность новости кажется достаточной для объяснения, почему изменения были столь сильными. Классическим примером такой ситуации является “черный понедельник” 19 октября 1987 года, когда индекс Dow Jones упал более чем на 22%. Этому событию посвящены многочисленные статьи, в том числе и научные, однако до сих пор единого мнения о причинах краха нет. Многие отмечают, что никаких важных событий в дни, предшествующие “черному понедельнику” не было. Ничто не предвещало такого поворота событий. Масштабный опрос частных и институциональных инвесторов, проведенный известным экономистом Робертом Шиллером (Robert Shiller), автором книги “Иррациональный энтузиазм”, показал, что инвесторы были не под впечатлением экономических или политических новостей, они были поражены скоростью падения курсов акций.

Испугавшись, что может повториться крах 1929 года, они старались избавиться от акций. На протяжении всего торгового дня цены быстро падали, и никто не представлял, когда это прекратится. В какой-то момент брокеры из компании Shearson Lehman поместили над своими столами надпись: “К спасательным шлюпкам”. А когда раздался звук гонга, возвещающий окончание торгов, кто-то из участников торгов воскликнул: “Это конец света”. Но на следующий торговый день паника не продолжилась, наоборот, рынок закрылся с повышением.

Что произошло, что стало толчком к такому падению до сих пор остается загадкой. Фундаментальных факторов, которые можно было бы назвать причинами краха, в тот момент не было. Остается вспомнить только одно: рынок – это, прежде всего, люди. И все, что происходит на рынке – это отражение их мыслей и их эмоционального состояния. Шиллер в своей книге отмечает, что перед кризисом 1987 года в обществе присутствовала атмосфера уязвимости, по его мнению, именно это и стало причиной краха. За 5 дней до обвала фондового рынка на национальном телевидении выступил Рави Батра (Ravi Batra), автор бестселлера “Великая Депрессия 1990-ых: почему это должно произойти, как защитить себя”. Комментируя книгу, он рассказал, что так как история имеет тенденцию к повторению, в 1989 году должен произойти крах рынка, после которого во всем мире начнется экономический спад. Сложно поверить, что выступление пусть и известного исследователя могло стать причиной событий 19 октября. Однако данное интервью могло сыграть роль спускового крючка, в результате которого подавленные эмоции инвесторов вылились в конкретные действия.

Таким образом, средства массовой информации, которые, как правило, представляют себя в качестве обособленных обозревателей рынка, на самом деле являются их неотъемлемой частью. Они постоянно конкурируют за внимание публики. Рынки капитала и, в особенности, фондовые рынки являются неиссякаемым источником новостей, привлекающим внимание изо дня в день. В погоне за рейтингом журналисты стремятся представить новости в сенсационном виде. Заголовки постоянно указывают на то, что рынок достиг нового рекорда, даже если это рекордное значение за несколько последних дней.

Беспрестанно растущий поток информации заставляет инвесторов использовать упрощающие правила при ее восприятии, в том числе обрабатывать информацию не полностью. В условиях информационной перегрузки и противоречивого характера новостей роль эмоциональных оценок становится более важной.

Иначе как можно объяснить, что в период Интернет-бума инвесторы были воодушевлены настолько, что потеряли всякую осторожность. Полосы изданий, пестрящие статьями о новой экономике, рождали такое чувство оптимизма, что никакие разумные доводы и фундаментальные факторы не принимались в расчет. СМИ внесли заметную лепту в развитие Интернет-бума, сложно представить, что без их участия эйфория достигла бы таких масштабов. Появление новых сервисов, услуг, идей прежде всего привлекло внимание СМИ, потом вызвало интерес венчурных фирм, а затем и инвесторов, которые принимали участие в IPO.

Глобальная технологическая революция, начавшаяся в 1980-ых годах, казалось, предвещала увеличение производительности и эффективности с помощью компьютеров и автоматизации многих процессов. В 1990-ые годы переход к новой экономике представлялся настолько реальным, что даже опытные представители финансового сектора изменили свое мировоззрение. Традиционные правила, используемые венчурными фирмами при принятии инвестиционных решений, были отвергнуты. Специалисты по бухгалтерскому учету и аудиту стали менее строго относиться к отчетности “дотком” компаний. Инвестиционные банки перестали следовать своим же правилам выбора компаний для проведения IPO. И даже институциональные инвесторы изменили отношение к риску. Стремление использовать растущий оптимизм инвесторов достигло таких масштабов, что Интернет-пузырь стал быстро разрастаться. Для периода Интернет-бума не были характерны ни консервативные оценки, ни терпение. Аналитики делали чрезвычайно оптимистичные предположения о темпах роста рынка, поведении инвесторов, процентных ставках, а также высоко оценивали стоимость новых компаний, которые на самом деле даже не приступали к операционной деятельности. Венчурные капиталисты быстро оценили финансовые возможности, созданные ажиотажным интересом инвесторов к сфере Интернета. Чтобы получить максимум выгоды от сложившейся ситуации, они пересмотрели свои правила, касающиеся характеристик компаний, в которые следует вкладывать средства, и сроков, через которые целесообразно проводить IPO. В реальности некоторые компании создавались только для того, чтобы их акции были размещены на бирже: в их основе не было продуманной бизнес модели, только сильный бренд и менеджмент, способный провести подготовку компании к первичному размещению.

Исследователи данного периода говорят, что “инвесторы были охвачены манией, они стремились поучаствовать в Интернет-буме, не обращая внимание ни на какие издержки”. Доходило до абсурдных ситуаций.

В нескольких исследованиях было обнаружено, что простое добавление к названию компании “дотком”, “Интернет” и т.п. в период бума приводило к резкому росту курса ее акций. Более того, акций компаний, которые в момент обрушения рынка убрали данные слова из своих названий, также продемонстрировали резкий рост. Возникает закономерный вопрос: почему реакция инвесторов на изменение названия компании вообще имела место. Ведь это была только смена декораций, сфера деятельности компании или ее финансовые показатели при этом не менялись. Таким образом, простая ассоциация с Интернет-сектором вызывала интерес инвесторов к компании. Некоторые работы показывают, что инвесторы воспринимали акций Интернет-компаний как единую и очень привлекательную группу, не анализируя их перспективы по отдельности.


Подобные ситуации были характерны и для других исторических периодов: времени невообразимого роста курса акций железнодорожных и сталелитейных компаний в 1850-ых годах, автомобильных концернов в 1910-ых годах, авиастроительных предприятий в конце 1920-ых годов, высокотехнологичного сектора в 1960-ых годах и фармацевтических компаний в 1980-ых годах. Во всех этих случаях инвесторы спешили “урвать кусочек”. К примеру, во время бума в авиастроительном секторе, быстро рос курс акций Seaboard Airlines, которая, как выяснилось позже, была изменившей название железнодорожной компанией и к авиаотрасли не имела никакого отношения.

В период Интернет-бума аура “новой экономики”, в значительной степени созданная СМИ, заставила инвесторов забыть о фундаментальных показателях и поддаться собственным эмоциям. Позитивный эмоциональный настрой и оптимизм были неотъемлемой частью данного времени. Инвесторам нравилось чувствовать себя частью будущего, приобретая акции Интернет-компаний, тем более что будущее казалось таким многообещающим.